Размер шрифта:
А
А
А
Изображения:
Показать
Убрать
Цветовая схема:
A
A
A
×
(4912) 45-54-26

...и наказанiе

Спектакль «...И НАКАЗАНIЕ» дает зрителю возможность увидеть текст так, словно тот знакомится с ним впервые. Возможно, вас удивит, насколько захватывающим, затейливым, загадочным может быть этот роман.
В мире спектакля причудливо сочетаются ужасное и смешное, мелодраматическое и мистическое. Он обманывает ожидания зрителя. Но всегда в пользу зала. Что написано топором…

«...И НАКАЗАНIЕ» не смущается провокаций. В любой дерзости авторы ссылаются на Достоевского. См. первоисточник: «Лжешь ты все, – завопил Раскольников, – лжешь, полишинель проклятый. Ты лжешь и дразнишь меня, чтоб я себя выдал!»
Постановка не иллюстрирует текст Достоевского. Зрителю предложены ключи к авторской тайнописи, но разгадать ее – право публики, а не обязанность. Оживая, воплощаясь, «овеществляясь» сны, воспоминания, галлюцинации, призраки, тени, «философия» героев, «полифония текста» обретают новое качество – зрелищность. Спектакль вполне можно назвать театральным «блокбастером».
Остро. Честно. Современно.

Олег Жюгжда, режиссер и автор инсценировки:
Я довольно рано познакомился с романом, лет в 12… Знакомство состояло в том, что я время от времени открывал сцену убийства, перечитывал до тошноты и тут же откладывал от себя «этот жуткий ужас». Потом нас водили в кино, смотреть «фильмы по программе», и мощная кулиджановская экранизация со Смоктуновским, Тараторкиным, Копеляном и Майей Булгаковой как-то тоже врезалась в память. В фильме была потрясающая атмосфера, но все жутко беспросветно и безвыходно… Как и полагалось, мы все ассоциировали себя с главным героем, который на деле-то вовсе не Герой! Это была явная ошибка советской идеологии, но так уж полагалось: упор делался на бунте Раскольникова против общества, практически нивелируя страшное двойное УБИЙСТВО, абсолютно бессмысленное и оттого еще более жестокое.

Наверное, только сейчас я начинаю открывать роман для себя и вижу, сколько в нем авторской иронии, захватывающей интриги, неслучайного сплетения судеб героев и… солнечного света.

Всему свое время – пришло время перечитывать классику!



  • Спектакль - номинант Российской Национальной театральной премии "Золотая маска" в номинации "Лучший спектакль", Москва, 2014 г.;

  • Олег Жюгжда (режиссер) - номинант Российской Национальной театральной премии "Золотая маска" в номинации "Работа режиссера", Москва, 2014 г.;

  • Валерий Рачковский (художник) - номинант Российской Национальной театральной премии "Золотая маска" в номинации "Работа художника", Москва, 2014 г.;

  • Василий Уточкин (артист) - номинант Российской Национальной театральной премии "Золотая маска" в номинации "Работа артиста", Москва, 2014 г.;

  • Василий Уточкин (артист) - лауреат VII Международного фестиваля театров кукол "Петрушка Великий" в номинации "Лучший актер фестиваля", Екатеринбург, 2014 г..


16+
Продолжительность
2 часа 30 минут с антрактом

Автор произведения

Фёдор Достоевский
Сцены из романа "Преступление и наказание"

Автор инсценировки и режиссёр-постановщик

Олег Жюгжда
Заслуженный деятель искусств Республики Беларусь, лауреат Национальной театральной премии Республики Беларусь

Художник

Валерий Рачковский

Композитор

Павел Кондрусевич

Художник по свету

Спектакль «...И НАКАЗАНIЕ» дает зрителю возможность увидеть текст так, словно тот знакомится с ним впервые. Возможно, вас удивит, насколько захватывающим, затейливым, загадочным может быть этот роман.
В мире спектакля причудливо сочетаются ужасное и смешное, мелодраматическое и мистическое. Он обманывает ожидания зрителя. Но всегда в пользу зала. Что написано топором…

«...И НАКАЗАНIЕ» не смущается провокаций. В любой дерзости авторы ссылаются на Достоевского. См. первоисточник: «Лжешь ты все, – завопил Раскольников, – лжешь, полишинель проклятый. Ты лжешь и дразнишь меня, чтоб я себя выдал!»
Постановка не иллюстрирует текст Достоевского. Зрителю предложены ключи к авторской тайнописи, но разгадать ее – право публики, а не обязанность. Оживая, воплощаясь, «овеществляясь» сны, воспоминания, галлюцинации, призраки, тени, «философия» героев, «полифония текста» обретают новое качество – зрелищность. Спектакль вполне можно назвать театральным «блокбастером».
Остро. Честно. Современно.

Олег Жюгжда, режиссер и автор инсценировки:
Я довольно рано познакомился с романом, лет в 12… Знакомство состояло в том, что я время от времени открывал сцену убийства, перечитывал до тошноты и тут же откладывал от себя «этот жуткий ужас». Потом нас водили в кино, смотреть «фильмы по программе», и мощная кулиджановская экранизация со Смоктуновским, Тараторкиным, Копеляном и Майей Булгаковой как-то тоже врезалась в память. В фильме была потрясающая атмосфера, но все жутко беспросветно и безвыходно… Как и полагалось, мы все ассоциировали себя с главным героем, который на деле-то вовсе не Герой! Это была явная ошибка советской идеологии, но так уж полагалось: упор делался на бунте Раскольникова против общества, практически нивелируя страшное двойное УБИЙСТВО, абсолютно бессмысленное и оттого еще более жестокое.

Наверное, только сейчас я начинаю открывать роман для себя и вижу, сколько в нем авторской иронии, захватывающей интриги, неслучайного сплетения судеб героев и… солнечного света.

Всему свое время – пришло время перечитывать классику!



  • Спектакль - номинант Российской Национальной театральной премии "Золотая маска" в номинации "Лучший спектакль", Москва, 2014 г.;

  • Олег Жюгжда (режиссер) - номинант Российской Национальной театральной премии "Золотая маска" в номинации "Работа режиссера", Москва, 2014 г.;

  • Валерий Рачковский (художник) - номинант Российской Национальной театральной премии "Золотая маска" в номинации "Работа художника", Москва, 2014 г.;

  • Василий Уточкин (артист) - номинант Российской Национальной театральной премии "Золотая маска" в номинации "Работа артиста", Москва, 2014 г.;

  • Василий Уточкин (артист) - лауреат VII Международного фестиваля театров кукол "Петрушка Великий" в номинации "Лучший актер фестиваля", Екатеринбург, 2014 г..


Роли исполняют

Родион Романович Раскольников

Пульхерия Александровна

Порфирий Петрович, следователь

Соня Мармеладова

Алёна Ивановна, старуха

Пётр Петрович Лужин

Аркадий Иванович Свидригайлов

Мармеладов

Валерий Рыжков,

Катерина Ивановна

Амалия Ивановна

Марфа Петровна

Настасья

Мещанин, Гость, Полицейский

Половой в трактире, Сторож, Извозчик, Миколка

Цветовая схема
день
ночь